История Эльада Шила – борьба с раком легких типа аденокарцинома | Онкотест
Рассказы пациентов
Рассказы пациентов
Онкотест > Рассказы пациентов > История Эльада Шила – борьба с раком легких типа аденокарцинома

Обновления > Рассказы пациентов

История Эльада Шила – борьба с раком легких типа аденокарцинома

В возрасте 43 лет Гильад Шила узнал, что у него рак легких 4 стадии, и с тех пор он борется за жизнь с помощью биологических препаратов. В это трудное время его жена нашла свою миссию: она основала ассоциацию больных раком легких и их семей, чтобы распространить информацию и поддержать других. “Не у каждого есть врач, который готов попробовать новое, или знакомые, разбирающиеся в исследованиях”, – объясняет она. Эдна Абрамсон, опубликовано: 20.11.14, 08:38. Когда мы слышим слова “рак легких”, нам сразу приходит на ум следующее слово – “курение”. Но эта болезнь, являющаяся фактором номер один смертности мужчин в Израиле, может поразить любого, в том числе и тех, кто не курит. В возрасте 43-х лет д-р Гильад Шила, исследователь метеорологической службы, обнаружил, что у него рак легких поздней, 4 стадии, что означает наличие метастазов в организме. Он не курит, никто в его семье не болел раком, и до сих пор он считал себя здоровым и спортивным. С тех прошло 3 с половиной года непрекращающейся борьбы за его жизнь. “Эльад был здоровым и активным, и вдруг начал кашлять, особенно по ночам”, – рассказывает его жена, д-р Шани Шила в интервью для y-net. – “Врач сказала, что это аллергия, и так продолжалось в течение двух-трех месяцев. Сейчас ясно, что были также другие симптомы. Он вдруг начинал задыхаться при ходьбе, например, и думал, что теряет форму. Все так и продолжалось, пока мы не начали настаивать, чтобы врач назначила рентген легких, думая, что у него может быть латентная пневмония. В легких была жидкость, и ему выписали антибиотик, но через неделю состояние лишь ухудшилось, и после тяжелой ночи с одышкой и частым сердцебиением Эльад решил поехать в приемное отделение. Там ему сделали КТ и госпитализировали в отделение экстренной кардиотерапии, так как была выявлена жидкость вокруг сердца и легких”. Низкий процент выживаемости. В отделении интенсивной терапии врачи откачали жидкость и направили ее пробу на анализ. Через десять дней пришел тяжелый результат: у Эльада рак легких 4 стадии. В жидкости были обнаружены раковые клетки. “Это был страшный шок”, – рассказывает Шила, которая потеряла сознание, услышав печальный диагноз. – “Эльад не курил, это свалилось на нас совершенно неожиданно. Это просто невозможно себе представить. Прогноз при этой болезни очень серьезный, и половина больных умирают в течение года. Речь идет об очень низком проценте выживаемости. Это просто ужасно”.  – Что вы сделали прежде всего? “На следующий день мы были у онколога, а потом провели три дня дома. Эльад вдруг захотел привести все в порядок, в том числе документы. Потом он прошел исследование, чтобы определить, есть ли мутация у его раковой опухоли, что могло бы означать показание к биологическому лечению и помогло бы ему. Исследование дало отрицательный результат, и врачи сказали, что возможно лишь химиотерапевтическое лечение, что может продлить жизнь на три месяца. Каждый день мы получали какую-нибудь новость такого рода. “Эльад прошел три сессии химиотерапии, и это было очень тяжело. Он плохо ее перенес, и обнаружилось, что у него метастазы в костях. К нашему счастью проф. Нир Пелед, директор сердца исследований опухолей грудной клетки в медицинском центре Шива и онколог легких в Бейлинсон, не пал духом и отослал биопсию на генетическое секвенирование. Через месяц мы получили неожиданный ответ, что у него все же есть мутация, для которой существует биологическое лечение. Предыдущее исследование пропустило этот факт.”   Опухоли уменьшились на 50%  Эльад прекратил химиотерапию и через месяц начал принимать биологичесский препарат. Уже через несколько дней он почувствовал себя лучше. Исследование PET CT, которое он прошел примерно через полтора месяца, показало: опухоли уменьшились на 50%. “На протяжении полутора лет этот препарат позволял Эльаду жить полной жизнью, и он был активным, – рассказывает Шила.  – Но потом он начал страдать головными болями, и оказалось, что у него в мозгу десятки метастазов, которые невозможно сосчитать.  Лучевая терапия не помогла, и состояние снова стало очень тяжелым, но мы изменили лекарство и смогли добиться улучшения. Биологические препараты дали нам надежду и более высокое качество жизни, чем при химиотерапии. Это позволяет верить, что в будущем будут разработаны новые лекарства, но это непросто. Эльад принимает сейчас биологический препарат второго поколения.” После изменения лекарства Эльад прожил еще год в неплохом состоянии, по словам его жены, но в апреле прошлого года ночью у него начались спазмы и помутилось сознание, его состояние ухудшилось, и он борется с этим по настоящее время. “В последние месяцы он говорит, что хочет умереть, если его ждет такая жизнь”, – говорит Шила.  – “Эти методы лечения продлевают жизнь, но иногда возникает вопрос, какой ценой. С другой стороны, жизнь сильнее нас. Это инстинкт каждого живого существа – жить. Мы оба смотрим на вещи реально. Эту болезнь невозможно вылечить. Эльад не сможет прожить двадцать лет и не будет со мной на свадьбах наших детей”. Эта физическая и эмоциональная борьба проходит перед глазами двух детей Эльада и Шани, которым было десять и шесть лет, когда пришло первое известие. “Они видят, что он переживает, и что переживаю я, – говорит Шана, – в том числе те моменты, когда он в спутанном сознании и раздражен, или когда его увозят на “Скорой”. Это очень тяжело”.  Новая ассоциация для больных Примерно год назад Шила решила выступить на защиту всех больных раком легких в Израиле и создала первую в Израиле ассоциацию по борьбе с раком легких. “Каждый третий больной, умирающий от рака, умирает от рака легких, – говорит она. – Это самый распространенный рак у мужчин, а у женщин  он является второй по частоте причиной смерти после рака груди. Несмотря на это, эту болезнь мало освещают, и вокруг нее создаются стереотипы. Это правда, что курение сильно повышает риск, но 20% больных вообще не курят. Я хотела, чтобы люди, получащие эту страшную новость, могли прийти в одно место, в котором будет представлена вся информация, доступная и обновленная. Я хотела, чтобы им не приходилось искать материалы и инновации в области борьбы с болезнью, а у них был бы доступ к информации, которую больные могли бы найти одним щелчком. Другой целью является создание платформы, где больные и их семьи могли бы обмениваться информацией и получать поддержку.  Членам семьи приходится справляться с побочными явлениями и депрессиями, и нам нужны средства, с помощью которых мы могли бы помочь больному. Нужно знать, что ему можно есть, чтобы облегчить диарею во время курса лечения, или какое лекарство он будет принимать следующим. Существует множество информации, которой мы могли бы поделиться и таким образом поддержать друг друга. Ассоциация призвана поддерживать больного, а также тех, кто ухаживает за ним, так как мы сами тоже переживаем очень сложный период. Это огромное бремя для всех. Больные и члены их семей должны знать все опции и нуждаются в платформе для всех ответов не только от врачей, но и от других людей, таких же как они, которые испытывают такие же проблемы и находятся в таком же положении. Лишь мы можем помочь друг другу, в большом и малом. С того момента как Шила поняла необходимость в организации, которая стала бы единым домом для больных и их семей, она приложила много усилий, времени и ресурсов для создания ассоциации, и в скором времени появится вебсайт, на котором будет собрана вся информация. “Я хочу изменить понимание этой болезни, – говорит она. – Существуют также молодые люди, некурящие, которые болеют раком легких, и нельзя отмахиваться от них привычным:  “Если курят, то сами виноваты.” Жизнь – это колесо фортуны, и иногда удается выиграть в эту сложную лотерею. Это не зависит от нас”. Шила мечтает, что прогноз болезни улучшится, и она перестанет быть немедленным смертным приговором. “Пришло время раку легких иметь собственное лицо и голос. Перед нами корзина препаратов, в которой три новых лекарства, предназначенных для лечения рака легких. Пришло время вынести это на общественную повестку дня и дать больным доступ ко всем имеющимся препаратам. Все, что мы переживаем, позволило мне понять, что можно что-то сделать, чтобы облегчить трудности и боль других людей, и это моя миссия. Не у каждого есть врач, готовый рискнуть, или знакомые, которые разбираются в исследованиях и в медицине, и я знаю случаи, когда люди умерли из-за этого. Мы не всегда понимаем, что сам факт того, что мы там, с информацией, желанием и возможностью помочь – это самая большая помощь”. Эльад получает в данное время новое лекарство, и его семья надеется на положительные результаты. “Я с самого начала говорила, что я надеюсь, что он будет на бар мицве нашего сына, которая состоится в следующем году, – говорит его жена, – и я надеюсь, что качество его жизни будет хорошим”.
связаться с нами